Вертеброгенное головокружение: клиника, диагностика, лечение

Н. А. Дайхес, О. В. Зайцева ФГУ НКЦ оториноларингологии Росздрава (директор – д. м. н., профессор Дайхес Н. А.)

Головокружение в последние годы становится все более частым симптомом, встречающимся в медицинской практике. Головокружением страдают 3 – 4% пациентов, обращающихся к врачам-интернистам и 10% больных, посещающих оториноларингологов и невропатологов (26). Причиной головокружения могут являться более 80 патологических состояний (23).

Одной из основных причин развития вестибулярных расстройств у лиц трудоспособного возраста являются остеохондроз шейного отдела позвоночника и вертебробазилярная дисциркуляция (1, 5, 18). У 49,6% больных шейным остеохондрозом выявляются вестибулярные нарушения (обследовано 113 человек) (6). До 82% пациентов, страдающих шейным остеохондрозом, еще задолго до первого приступа головокружения жалуются на неустойчивость при ходьбе, ощущение зыбкости почвы под ногами, неопределенное покачивание тела, неясность контуров предметов.

Нередко эпизоды вертеброгенного головокружение сопровождаются головной болью, тошнотой. Возникающие зрительные расстройства (потемнение, мушки, пелена перед глазами) объясняются ангиоспазмом глазничной артерии из-за дисциркуляторных нарушений в затылочных долях мозга и симпатической ирритации (8). Следствием дисциркуляторных нарушений в вертебробазилярном бассейне является негрубая мозжечковая симптоматика и координаторные нарушения. Характерным признаком вертеброгенного вестибулярного синдрома является нарушение равновесия, усиливающееся при повороте головы (13). Проведенные стабилографические исследования показали, что снижение стабилографического индекса устойчивости при повороте головы на 17% и более свидетельствует о нарушении кровоснабжения в позвоночной артерии .

Вегетативные нарушения, включающие вестибуло-вегетативно-сосудистый синдром, встречаются у 47% больных шейным остеохондрозом (5), что во многом определяет клиническую картину: вазомоторные вегетативно-ирритативные проявления (ушной шум, головокружение, тошнота, синкопальные приступы), а также «неврологический дефицит». Вестибулярные нарушения составляют одно из наиболее ярких проявлений синдрома позвоночной артерии (задний шейный симпатический синдром или синдром Барре – Льеу), который в 30 – 42,5% случаев может быть обусловлен остеохондрозом или аномальным строением шейного отдела позвоночника, вызываться унковертебральными экзостозами (6) и разгибательным подвывихом позвонков (25), образуя блоки (полное или частичное слияние тел позвонков, дужек, суставных или остистых отростков соседних позвонков, что может быть связано с нарушением сегментации во внутриутробном периоде), чаще на уровне СII – СIII (16). При мануальном исследовании шейного отдела позвоночника 82 больных нейросенсорной тугоухостью, лечение которых по общепринятым схемам не было эффективным, у всех выявлены ротационные блоки в сторону больного уха преимущественно в нижне- и среднешейных позвоночных двигательных сегментах, у 69 человек – блоки в атланто-затылочном сочленении с больной стороны (19). Головокружение при синдроме позвоночной артерии может быть как несистемным – в виде покачивания, дурноты, так и системным – в виде вращения предметов, ощущения «ухода почвы из-под ног». Иногда встречается сочетание системного и несистемного головокружения.

Дегенеративные изменения связочно-хрящевых и костных структур шейного отдела позвоночника приводят к раздражению, а иногда и к сдавливанию, оплетающего позвоночную артерию симпатического нервного сплетения, которое оказывает влияние на сосудистую систему и метаболизм внутреннего уха. (4). Раздражение позвоночного нерва, повышая тонус позвоночной артерии, может уменьшить скорость объемного кровотока в ней на треть от исходной величины, при этом усиливается тонус и в ветвях основной артерии, в частности снижается более чем на 40% кровоснабжение внутреннего уха. Длительное патологическое воздействие на шейное симпатическое сплетение может вызвать сосудистые расстройства в лабиринте и нарушение функции рецепторного аппарата внутреннего уха (14).

Дегенеративно-дистрофические изменения, развивающихся в шейном отделе позвоночника, могут вызвать такое осложнение как стеноз позвоночного канала, проявляющийся признаками поражения нервной системы. Причиной стеноза нередко являются межпозвонковые грыжи, чаще сегментов С5 – С6 и С6 – С7, полисегментарное поражение встречается в 82% случаев (7).

При изучении состояния двигательных сегментов позвоночника (методом компьютерной томографии) на ранних стадиях процесса в 85% случаев выявляется наличие протрузий, величина которых варьирует от 4 до 7 мм. Считается, что выпячивание дисков становится клинически значимым при размерах более 3 мм. (7), однако другие авторы считают, что объем и характер, выявляемых в просвете позвоночного канала шейного отдела грыж диска, не определяет выраженность и остроту развития клинической симптоматики заболевания.

Протрузии межпозвонковых дисков представляют собой выпячивания фиброзного кольца за края тела позвонка и по всей его окружности (диффузная протрузия) или только части ее (локальная протрузия). Грыжа межпозвонкового диска является результатом смещения и выдавливания пульпозного ядра из своего ложа. Грыжевые массы образуют локальное выпячивание по краю межпозвонкового диска.

Следует дифференцировать локальные протрузии от локальных грыжевых выпячиваний. Локальная протрузия диска, как правило, больше по протяженности, чем грыжевое выпячивание. Кроме того, дифференциальное значение имеют непрямые симптомы грыж диска, к которым относятся облитерация эпидурального пространства, уменьшение плотности дорсальной части диска, асимметрия или изменение положения выходящих нервных корешков.

При наличии задних грыж диска важно отметить деформацию переднего контура дурального мешка, которая может быть обусловлена давлением от локального выпячивания диска или дополнительными структурами, облитерирующими эпидуральное пространство. Вероятно, симптом облитерации эпидурального пространства имеет решающее клиническое значение, так как в этом случае само локальное выпячивание непосредственного влияния на дуральный мешок не оказывает (7). Однако в механизме дискогенного корешкового синдрома наряду с компрессионным фактором важная роль принадлежит и вторичным изменениям в окружающей пораженный диск ткани (отек, гиперемия, реактивное воспаление, спайки и рубцы, артериальные и венозные дисциркулярные нарушения).

Одним из врожденных патологических состояний краниовертебральной области является аномалия Арнольда – Киари, проявляющаяся наличием приступов системного головокружения, тяжестью в голове, головной болью (в затылочной области), неустойчивостью в позе Ромберга, нарушением координации, ухудшением слуха, ушным шумом (как правило с одной стороны), снижением чувствительности роговицы и слизистой оболочки носа, часто – нарушением обоняния и вкуса. По некоторым данным, патология Киари выявляется у 26% больных с подозрением на различные патологические изменения ШОП и кранио-спинальные опухоли (3). Симптоматика аномалии Арнольда – Киари патогенетически обусловлена сдавлением каудальных отделов спинного мозга, позвоночной и мозжечковой артерии смещенными миндалинами мозжечка более чем на 3 мм ниже плоскости большого затылочного отверстия (линии Чемберлена). Следует отметить, что не все случаи расположения миндалин мозжечка ниже линии Чемберлена сопровождаются развитием клинических проявлений. Опускание миндалин мозжечка при патологии Киари составляет 3 – 29 мм (22, 23).

Поскольку, головокружение является симптомом многих соматических и эндокринологических заболеваний, в план обследования включается комплексное исследование соматического, отоневрологического и неврологического (в том числе вегетативного) статуса, лабораторная и рентгенологическая диагностика.

В клинической практике при обследовании больного с кохлеовестибулярными нарушениями нередко ограничиваются лишь рентгенограммой шейного отдела позвоночника, однако, этого недостаточно – 40% пациентов с изменениями на рентгенограммах не имели характерных клинических проявлений и еще 40% больных имели клиническую симптоматику без рентгенологической (7). Поэтому для постановки правильного диагноза и выбора лечебной тактики необходимо применение по крайней мере функциональной рентгенографии (боковая проекция с полным сгибанием и разгибанием головы при сидячем положении больного) (Дадашева М. Н.). Для более точного исследования шейного отдела позвоночника следует прибегать к магнитно-резонансной томографии (МРТ) и магнитно-резонансной ангиографии (3, 9, 11, 24) – самым современным неинвазивным методам нейровизуализации. Преимуществом МРТ является многоплановость изображения, визуализация мягкотканых структур, что позволяет оценить состояние дурального пространства спинного мозга (3, 11). Особенно ценно, что МРТ дает возможность оценить степень пролабирования межпозвонковых грыж, дегенеративные изменения спинного мозга, сужение вертебробазилярных сосудов или их окклюзию, еще до клинических проявлений (27) в виде головокружения, помутнения сознания, наличия патологического позиционного нистагма (24).

Следует отметить, что компьютерная томография дает одноплоскостное изображение, кроме того, ее надежность при исследованиях шейного отдела позвоночника составляет 50% (3).

Целесообразно разделять патогенетическую терапию вертеброгенного головокружения в острый период и период ремиссии, а также на терапию синдрома позвоночной артерии и терапию цервикального синдрома. Терапия синдрома позвоночной артерии включает применение вестибулолитических средств и вазоактивных препаратов, нормализующих гемодинамику. Для нормализации метаболических процессов используются ноотропные лекарственные средства, повышающие устойчивость ткани головного мозга к гипоксии, снижающие выраженность когнитивных и вегетативных расстройств. С целью регуляции обменных процессов целесообразно использование церебролизина. Терапия цервикального синдрома включает купирование болевого синдрома и мышечного напряжения нестероидными противовоспалительными препаратами. Для снижения мышечного тонуса используют миорелаксанты. Витамины группы В рекомендуются для стимуляции обменных процессов. При выраженном психоэмоциональном напряжении и для купирования вегетативного криза возможно применение малых транквилизаторов. В период ремиссии для лечения цервикального синдрома назначают хондропротекторы.

В современной клинической практике больным шейным остеохондрозом с кохлео-вестибулярным синдромом проводится, как правило, курс массажа шейно-воротниковой зоны и надплечий, лечебная гимнастика, фонофорез с новокаином, эуфиллином или гидрокортизоном, электротерапия, магнитотерапия, аэрозоль- и электроаэрозольтерапия, гидробальнеотерапия, рефлексотерапия – корпорально-аурикулярная акупунктура и массаж игольчатым молоточком шейно-воротниковой зоны, позволяющие улучшить кровообращение в вертебро-базилярной системе.

Курс классического, аппаратного, вакуумного или гидромассажа массажа шейно-воротниковой зоны, богатой рецепторами, с охватом паравертебральных областей состоит из 15-20 процедур. Наряду с миорелаксирующим действием, массаж способствует улучшению кровообращения, в частности усилению венозного оттока.

Многие авторы считают, что лечение больных с грыжами, протрузиями, вертеброгенным поражением позвоночной артерии наряду с применением вазоактивных препаратов должно и может включать мануальную терапию (МТ), эффективность которой достаточно высока. Уже после одной – двух процедур МТ (постизометрическая релаксация тонически напряженных мышц и мобилизация соответствующих позвоночно-двигательных сегментов в сочетании с медикаментозным лечением) у 25 больных купировалась субъективная и объективная симптоматика, а после 4 – 6 сеансов МТ все больные (проведено лечение 47 человек) отмечали улучшение состояния, повышалось пульсовое кровенаполнение в вертебро-базилярном бассейне, нормализовывался венозный отток (10). После курса мануальной терапии у большинства пациентов (69,2%) уменьшается частота и длительность приступов головокружения, спонтанный нистагм исчезает в 39,9% случаев, более быстрый регресс симптомов отмечается у больных с блокированием верхне-шейных сегментов (особенно С0 – С1) (6), уменьшается выраженность вегето-сосудистой дисфункции, развивающейся на фоне дегенеративных изменений позвоночника.

Отбор пациентов для проведения МТ должен быть тщательным, поскольку при некоторых формах дегенеративных заболеваний позвоночника МТ может спровоцировать ухудшение состояния больного. При проведении мануальной терапии больным шейным остеохондрозом могут возникать такие осложнения, как нарушение кровоснабжения мозга в вертебробазилярной системе; вегето-сосудистые кризы; компрессия спинного мозга на уровне шейного отдела; формирование нестабильности сегментов шейного отдела.

В связи с возможностью возникновения осложнений мануальную терапию шейного отдела позвоночника необходимо проводить с осторожностью, без каких-либо попыток глубокого массажа. Перед началом курса необходимо исключить у пациента наличие врожденных аномалий развития и системных заболеваний позвоночника, чрезмерную подвижность позвоночных сегментов, сосудистых нарушений системы кровообращения спинного мозга, спондилеза III степени, остеопороза позвоночника разной этиологии, тяжелых заболеваний внутренних органов, воспалительных процессов позвоночника, онкологических заболеваний, состояния после травматических повреждений и хирургических вмешательств на позвоночнике (12).

Уменьшению выраженности головокружения, нормализации функции равновесия способствует включение в комплекс лечебных мероприятий 10-12 сеансов вестибулярной реабилитации (гимнастики), проводимой на стабилографических (/постурографических) комплексах.

Нами проведено обследование и лечение 48 больных с головокружением на фоне остеохондроза шейного отдела позвоночника. При проведении МРТ шейного отдела позвоночника 32 больным (в возрасте от 20 до 63 лет) с трудно поддающейся лечению вестибулопатией и дегенеративными заболеваниями ШОП выявлено наличие грыж диска – у 13, протрузий – у 15, сочетание грыжи и протрузии – у 4, сочетание с аномалиями развития сосудов вертебро-базилярной системы – у 2 пациентов. Показаниями к проведению МРТ были следующие рентгенологические признаки: снижение высоты межпозвонкового диска, наличие остеофитов – костных разрастаний по краям тел позвонков, унковертебрального артроза.

Все пациенты получали медикаментозную терапию, массаж шейно-воротниковой зоны и лечебную гимнастику для больных остеохондрозом, по показаниям мануальную терапию (28 человек) и вестибулярную реабилитацию на постурографическом комплексе (21 человек). В результате проведенного лечения у всех пациентов достигнута компенсация вестибулярной функции в покое, уменьшение длительности и частоты приступов головокружения, улучшение стабилографических показателей.

Таким образом, целенаправленное и рациональное использование всех медикаментозных и немедикаментозных лечебных мероприятий способствует более успешному лечению головокружения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ:
  • Абдулкеримов Х. Т., Григорьев Г. М., Суворкина Л. Н. К диагностике вестибулярных нарушений при патологии шейного отдела позвоночника // Теоретические и практические проблемы современной вестибулологии. Тез. докл. Всероссийской научн. конф. – СПб.,1996. – с. 25-26.
  • Авакян Г. Н. Современная патогенетическая терапия головокружения. // Материалы научно-практической конференции «Головокружение: современные аспекты диагностики и терапии». – М., 22 декабря 1999 г., – с. 22-28.
  • Ахадов Т. А., Белов С. А., Кравцов А. К., Панов В. О. Магнитно-резонансная томография в диагностике вертебро-невролгической патологии. // Вестник рентгенологии и радиологии. – 1994. – № 1. – с. 22-25.
  • Бабияк В. И., Ланцов А. А., Базаров В. Г. Клиническая вестибулология // Руководство для врачей. – СПб: Гиппократ, 1996. – 334 с.
  • Благовещенская Н. С. Отоневрологические симптомы и синдромы. – М.: Медицина, 1990. – 432 с.
  • Борисенко А. В. Дифференцированное применение мануальной терапии у больных рефлекторными синдромами шейного остеохондроза. // Дис… канд. мед. наук. – Минск, 1992. – 153с.
  • Васильев А. Ю., Витько Н. К. Компьютерная томография в диагностике дегенеративных изменений позвоночника. – М., Издательский дом Видар-М., 2000. – 116 с.
  • Дадашева М. Н. Неврологические аспекты вертеброгенного головокружения. – М., «Аир-Арт», 2004. – 32 с.
  • Карпинская Т. В., Кузина И. Р.. Черкасова С. А. Возможности магнитно-резонансной томографии в диагностике компрессионных синдромов при шейном остеохондрозе. // Мат. Всероссийской юбилейной научно-практ. конф., посвященной 70-летнему юбилею городской клинической больницы № 1 г. Новокузнецка. – Новокузнецк, 1999. – с. 3-36
  • Лиев А. А., Попроцкий А. В., Куликовский Б. Т.. Попроцкая О. А., Кубрак В. Ю. Клинико-реографические корреляции у больных вертеброгенным поражением позвоночной артерии под влиянием комбинированной терапии. // Мануальная медицина. – 1995. - № 9. – с. 20-21.
  • Линденбратен Л. Д., Королюк И. П. Медицинская радиология и рентгенология. – М.: Медицина. – 1993. – с. 344-353.
  • Лихачев С. А., Борисенко А. В. Осложнения мануальной терапии при остеохондрозе шейного отдела позвоночника. // Врачебное дело. – 1992. - № 10. – с. 77-81.
  • Лучихин Л. А., Панкова Т. Б. Функция равновесия у больных с хронической энцефалопатией как показатель уровня компенсации недостаточности мозгового кровообращения // Вестн. оториноларингологии. – 1990. - № 1. – с. 14-17.
  • Олисов В. С. Лабиринтопатии. – Л.: Медицина, 1973. – 294 с.
  • Осина А. И. Нейрохирургическое лечение последствий кранио-вертебральных поражений. // Сборник научных трудов под редакцией А. И. Осина. – М., 1981. – с. 26-31.
  • Петрянина Е. А., Исмагилов М. Ф. Синдром позвоночной артерии, обусловленный аномалией строения шейного отдела позвоночника. // Неврологический вестник. – 1993. – Том XXV. – вып. 1-2. – с. 58-59.
  • Попелянский Я. Ю. Шейный остеохондроз. – М.: Медицина, 1966.–284 с.
  • Филимонов В. Н, Филимонов С. В. О лечении кохлеовестибулярных нарушений у больных шейным остеохондрозом с синдромом позвоночной артерии. // Новости оториноларингологии и логопатолгии. – 1995. - № 3 (4). – с. 70-71.
  • Шмидт И. Р., Луцик А. А. Некоторые патогенетические механизмы поражения позвоночной артерии в связи с шейным остеохондрозом. // Вертеброгенные заболевания нервной системы. – Новокузнецк, 1969. – с. 58-67.
  • Яковлев Н. А. Шейный остеохондроз: основные неврологические проявления. – М., 1997. – 416 с.
  • Aboulezz A. O., Sartos K., Geuer C. A., Gado M. H. Position of cerebellar tonsils in the normal population and in patient with Chiary malformatin. A quantitative apporoach with MR imaging // J. Comput. Assist. Tomogr. – 1985. – Vol. 0. – P. 1033-1036.
  • Barcovich A. J., Willpold F. J., Shermann J. L. Citrin C. M. Significance of cerebellar tonsillar position on MR. // Amer. J. Nucl. Radiol. - 1986. – Vol. 7. – P. 795-799.
  • Бертон Мартин Дж. Головокружение: особенности диагностики и лечения. // Лечащий врач. – 1999. - № 4. – с. 58-60.
  • Inui H., Yoneyama K., Kitaoku Y. For cases of vertebrobasilsr insufficiency. // Acta.
  • Klippel M., Feil A. Absenuce de la Colonne Cervicale. // Press. Med. – 1912. – Vol. 20, N 5. – P. 411-417.
  • Oosterveld W. J. The efficacy of piracetam in vertigo. A double-blind study in patients with vertigo of central origin. // Arzneimittelforschung. – 2000. - N 30(11). – P. 1947-1949.
  • Stark D. D., Bredley W. G. Magnetic Resonans Imaging. // St. Louis, 1988. – 342 P.